Решение выучить тот или иной иностранный язык приходит к каждому человеку по-разному. Один думает о том, что это расширит возможности для карьеры. Другой уже видит острую необходимость общаться с конкретными деловыми партнерами. Третий любит ездить в отпуск в ту или иную страну и хочет чувствовать себя там уверенно и свободно. Еще кто-то уже приобрел себе друзей в другой стране и старается говорить с ними на их языке, а кому-то нужно читать книги по его хобби. Но какова бы ни была причина, все мы оцениваем свои возможности и задаемся вопросом о том, насколько трудно нам будет учиться. И многие знают, на своем опыте или из рассказов других, что тем, кто уже знает французский или испанский, выучить итальянский легче, чем тем, кто знает английский или немецкий. Легче, потому что эти языки похожи, потому что они – родственные. Что же заставляет специалистов, а вслед за ними и всех говорить о родстве языков так, как будто это живые люди? И не может ли знание о том, в чем состоит и как выражается это родство помочь нам осваивать новый язык, в данном случае итальянский?
Итальянский, испанский, французский, румынский, португальский, каталанский, рето-романский языки относят к группе романских языков. Это название восходит к латинскому названию Рима – Roma, потому что эти языки возникли и развились в свое сегодняшнее состояние на территориях, находившихся в течение долгого времени под властью Древнего Рима и их единой основой послужила латынь – язык, на котором первоначально говорило население области Лацио (ее центром является Рим) и который постепенно распространялся на территории, осваивавшиеся и присоединявшиеся римской цивилизацией. В современном итальянском языке, кстати, «Рим» так и будет «Roma», как и в латыни в древние времена, и образованное от него прилагательное «romano» означает собственно «римский», а романская группа языков называется другим термином – «lingue romanze».
Как же получилось, что из одного языка родилось несколько? Когда мы изучаем иностранный язык, мы постоянно сталкиваемся с правилами – надо говорить так, а так сказать нельзя, глаголы одной группы имеют такие окончания, а глаголы другой группы – такие. Но когда на языке говорят те, кто получил свое знание не из грамматик, а слушая с детства живую речь окружающих людей, они пользуются им свободно, и свобода эта не только в том, чтобы не задумываясь точно говорить то, что хочешь сказать, но и в том, чтобы сказать сегодня что-то иначе, чем говорили раньше. В результате в языке происходят постоянные иногда незначительные, а иногда очень серьезные изменения. Меняется произношение, меняются значения слов, их формы, правила их соединения между собой. Эта подвижность языка усиливается географическим расстоянием и расстоянием социальным (например, образованные люди говорят по-одному, а те, кто никогда не учился в школе – по-другому). И может наступить такой момент, когда люди, чьи прадеды говорили на одном всем понятном языке, уже не понимают друг друга.
Территория, на которой люди пользовались латынью, была очень большой, население не было социально однородным, и, по-видимому, уже в течение долгого времени на территории Римской империи существовало множество отличавшихся друг от друга диалектов и вариантов разговорной латыни. Официальной датой признания того, что существует язык, отличающийся от латыни, и что он имеет право на самостоятельное существование считается 813 год, когда церковный собор в г. Тур постановил, что проповедь должна вестись не на латыни, а на «RUSTICAM ROMANAM LINGUAM AUT THIOTISCAM», т.е. на «деревенском», народном романском или германском языке. Для языка, таким образом, оказывается важным и его официальное признание, поддержка его распространения со стороны властей и авторитетов.
Языки прошлых веков мы изучаем не так, как современные нам: у нас нет возможности спросить у одного или нескольких «носителей», как произносится то или иное слово, как называется тот или иной предмет, что надо сказать в той или иной ситуации. Изучая историю языка, мы имеем дело с отдельными документами и по ним реконструируем общую картину. Для отдаленных эпох такие документы редки, но они являются важными вехами. Так, в решениях Турского собора только предписывалось использовать народный язык, но сами эти решения были написаны по латыни. А первым документом на народном языке, из которого затем разовьется современный итальянский, считаются так называемые «Кассинские тяжбы». Это 4 документа 960 и 963 годов нашей эры, записи судебных решений, которые сами написаны по латыни, но цитируют свидетелей так, как те говорили – на народном языке.

Елена Балаховская